Проект «Наша Родина — Удмуртия». Воспитателям детских садов, школьным учителям и педагогам

Содержание

  • 1 Ранняя история
    • 1.1 Кочергинская археологическая культура
    • 1.2 Чумойтлинская археологическая культура
    • 1.3 Чепецкая археологическая культура
  • 2 Удмурты в средневековье
    • 2.1 Южные удмурты
    • 2.2 Северные удмурты
  • 3 Удмурты в составе Российского государства
  • 4 Удмуртия в составе РСФСР
    • 4.1 Вотская (Удмуртская) Автономная область
    • 4.2 Удмуртская АССР
  • 5 Удмуртская Республика
  • 6 См. также
  • 7 Примечания
  • 8 Литература

Коренное население средней Вятки

В краеведческой и исторической литературе Хлынова-Вятки-Кирова считается непреложным фактом, что до начала русской колонизации коренным населением среднего течения Вятки (то есть местности, где впоследствии образовались пять вятских городов: Шестаков, Слободской, Хлынов, Орлов и Котельнич, также находится в устье Чепцы) были удмурты (вотяки).

Начало этому мнению положил хлыновский дьячок Семён Попов, написавший в начале XVIII в. в жанре сказания «Повесть о стране Вятской» [25; о ней – 36; в переложении на современный язык – 26]. Правда, в списках «Повести» говорится об отяках или остяках, но современные интерпретаторы, видимо, справедливо отождествляют этот этноним с вотяками, то есть удмуртами.

Кроме того, С. Ф. Попов упоминает как коренной этнос, населявший «Болванский городок» (Никульчинское городище), наряду с отяками чудь. Но, поскольку отождествить чудь с современными этносами не удаётся, в исторической литературе второй половины XX в. упоминание о чуди прекращается.

Я не буду перечислять все последующие работы, в которых коренным населением средней Вятки называются удмурты. Назову лишь труды «главного историографа» Кирова проф. А. В. Эммаусского [напр.: 51, с. 12]. Основной текст одной из последних крупных краеведческих работ [8, с. 11] так и начинается: «В эпоху Древней Руси IX–XII веков бассейн реки Вятки населяли племена древних удмуртов».

Ранняя история

Основной проблемой в исследовании ранней истории удмуртов, является скудность письменных источников. Как правило удмурты упоминаются эпизодически, кроме того дополнительную сложность вносит размытость терминологии, в частности под названием аряне (арские люди) помимо собственно удмуртов, не редко подразумеваются жители многонациональной Арской дороги (или окрестностей Арска). Поэтому важнейшее значение в исследовании ранней истории удмуртов приобретают сравнительное языкознание, этнография и археология.

Удмуртский язык относится к пермской ветви финно-угорских языков, выделение удмуртского языка из прапермской языковой общности, в результате булгарского влияния, происходит около VII—XIII веков, по другим данным в XI—XII веках. В исследовании истории удмуртского языка выделяют несколько периодов: ранний праудмуртский (X—XIV века, изменения носили общеудмуртский характер), поздний праудмуртский (XV—XVII века, формирование диалектов) и современный удмуртский.

К началу II тысячелетия на территории прародины удмуртов единой археологической культуры не было. На основе анализа археологических материалов, выделяется несколько локальных вариантов.

Ватка но калмез (Вятка и Кильмезь)

Проект «Наша Родина — Удмуртия». Воспитателям детских садов, школьным учителям и педагогам

Вплоть до недавнего времени многие удмурты помнили о своей принадлежности к определённым родам и причисляли себя к одному из «племенных» объединений: ватка или калмез.

Более ста лет существует версия, что название реки Вятки (по-удмуртски Ваткаили Ватка-кам) происходит от удмуртского этнонима ватка. Сейчас этой версии придерживается в том числе известный исследователь удмуртской топонимии и антропонимии М. Г. Атаманов [см., напр.: 2, с. 209]. А от этнонима калмез, по его мнению, происходит название реки Кильмезь (удм. Калмез-шур), левого притока Вятки [о его версии происхождения слова калмез см. 3, с. 190].

Но в настоящее время наиболее авторитетные ижевские учёные придерживаются противоположной точки зрения: объединения ватка и калмез имели территориальный характер, и их названия образованы от имён соответствующих рек – Вятки и Кильмези [см.: 7, с. 38; 47, 23].

Собственно, так считали и сами удмурты, во всяком случае, в отношении названия калмез. Это было отмечено ещё в начале XVIII в. немецким учёным и путешественником Д. Г. Мессершмидтом, проезжавшим по удмуртским поселениям вдоль Чепцы [21, с. 37]. По словам местных удмуртов, пишет он в дневнике, «мурды» около Казани называют себя Kalmes-Murd по названию реки Калмез (von eine flusse Kalmess).

Для лингвистов уже совершенно ясно, что русское название р. Вятки не могло произойти ни от удмуртского «Ватка», ни от какого-либо другого финноугорского слова. Дело в том, что в финноугорских языках нет мягкого в(в’), а русское в (как и большинство других согласных) перед а никогда не подвергается палатализации (не смягчается). То есть удмуртское слово ватка (если бы оно было заимствовано русскими) так и звучало бы на русском ватка, как, например, слово вата.

Буква я (звук а с предшествующим палатальным согласным) после согласных в корневой морфеме появляется, как правило, на месте древнерусского (славянского) звука е носового (), а после в – исключительно в этом случае (вяз от о.-с. *vzъ, вязать от о.-с. *vzati, святой от о.-с. *svtъ и т.п.).

По законам удмуртского языка, в котором нет мягкого звука в,а ударение падает на последний слог, слово Вятка, заимствованное удмуртами у русских, должно звучать именно так: Ватка.

Приоритет в этимологическом исследовании топонима Вятка принадлежит Л. Н. Макаровой [19, 20]. [См. также 38].

Удмурты в составе Российского государства

В предыдущем разделе мы говорили, что основная масса северных удмуртов переселилась на среднюю Вятку, а затем на Чепцу с юга, из района нижней Вятки. С той же территории по притоку Вятки Кильмези и её притокам происходило заселение удмуртами остальной части нынешней Удмуртии. Таким  образом территорию, прилегающую к низовьям Вятки, можно считать поздней прародиной удмуртов.

Проект «Наша Родина — Удмуртия». Воспитателям детских садов, школьным учителям и педагогам

Но удмурты не были на нижней Вятке автохтонами, то есть коренными жителями на протяжении многих веков. Об этом говорит тот факт, что название реки Вятки (удм. Ватка) заимствовано удмуртами из славянского языка [19, 20, 23]. Конечно, нельзя исключать, что русское Вятка восходит к индоевропейской основе *vent-, но для нас важно, что в удмуртский язык оно попало в славянской форме, со славянским суффиксом -ка.

Более того, мы знаем, что основе вят- предшествовала основа вeт- [см. раздел 4]. Деназализация (утрата носовых гласных) происходила у восточных славян в X–XI вв. Удмуртское название Вятки Ватка восходит, скорее всего, к современной русской форме этого названия Вятка. Если бы первая гласная в славянском источнике была носовой, то можно было бы ожидать другой вокализм первого слога удмуртской формы: ср. праслав. *лeда

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Достопримечательности и туризм
Adblock detector